Договор на право заключения договора

Морозов Сергей Юрьевич, заведующий кафедрой гражданского права и процесса юридического факультета Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Договор на право заключения договора - изображение 1

В статье исследуется правовая природа опционного договора, освещаются отдельные проблемы, связанные с применением опциона на практике. По мнению автора, безотзывная оферта является предложением заключить договор на основании опциона. Выводы, содержащиеся в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: опционный договор, заключение договора, бронирование, покупка прав.

Purchasing the rights to conclusion of contract

S.Yu. Morozov

The article studies the legal nature of option contract, describes the certain problems related to application of option in practice. The author believes that irrevocable offer is the proposal to conclude a contract on the basis of option. The author's conclusions may be used in law-application practice.

Key words: option contract, conclusion of contract, booking, acquisition of rights.

Относительно недавно на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ <1> размещен проект изменений в первую часть Гражданского кодекса РФ (далее - проект), в котором воплотились многие положения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации <2> (далее - Концепция). Следует обратить внимание на то, что в проекте появились интересные новеллы, которые не были отражены в Концепции, а потому не являлись предметом широкого обсуждения юридической общественностью. В частности, предлагается ввести в общей части обязательственного права новую правовую конструкцию - опционный договор. В этой связи возникают отдельные вопросы относительно его правовой природы, и прежде всего о предмете договора, ответы на которые могут быть неоднозначными, что может негативно сказаться на правоприменительной практике. Обозначим основные из них.

<1> URL: www.arbitr.ru; www.privlaw.ru.<2> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2009. 160 с.

Итак, в соответствии с предлагаемым определением опционного договора (опциона) одна из его сторон посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне за плату или иное встречное предоставление безусловное право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом.

Причем в течение всего срока действия опциона другая сторона вправе по своему усмотрению заключить договор путем акцепта такой оферты. Понятие "опцион" (от англ. - option - выбор, право выбора, аналогично - фр. - option - выбор) получило широкое распространение на рынке производных финансовых инструментов (деривативов).

На практике различаются три вида опционов: поставочный опционный договор, расчетный опционный договор, опционный договор на заключение срочной сделки. Как видно из приведенного определения, предлагается закрепить в Гражданском кодексе опционный договор только в третьем его значении, оставив без внимания расчетный и поставочный опционы. Почему применен такой избирательный подход? Этот вопрос пока остается без ответа.

Смысл любого опциона заключается в том, что у его держателя всегда есть право выбора исполнить либо отказаться от исполнения опционного договора. Например, в морском праве фрахтователь может оставить за собой право выбора (опцион): в определенных границах выбрать груз, который должен быть перевезен, либо право выбора в последующем одного или нескольких портов погрузки в определенных договором фрахтования пределах (географический опцион) <3>. Очевидно, что морской опцион связан не с заключением, а с исполнением договора фрахтования, а потому не охватывается предметом опционного договора, сформулированного в проекте первой части ГК РФ. При таком подходе мы получаем множество опционных договоров, применяемых на практике, которые, с точки зрения разработчиков предложений по совершенствованию ГК РФ, опционными не являются. Не принимаются во внимание Международные правила толкования торговых терминов "Инкотермс 2000" касательно выбора покупателем места отгрузки, а продавцом пункта в месте доставки товара <4>.

<3> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г.Г. Иванова. М.: Спарк, 2000. С. 193, 205.<4> См.: Комментарий к Международным правилам толкования торговых терминов "Инкотермс-2000" / Под ред. Л.Н. Галенской // Система "Гарант", 2007.

В юридической литературе предлагается признать опционный договор на заключение срочной сделки возмездным, односторонним предварительным договором <5>. Не вдаваясь в дискуссию по поводу возможности существования односторонних предварительных договоров, остановимся на признаке возмездности, который пытаются им "приписать". П.А. Меньшенин полагает, что в одностороннем предварительном договоре сторона, предоставляющая другой стороне право требовать заключения основного договора, вправе рассчитывать на вознаграждение <6>. Таким образом, наряду с организационными предварительными договорами <7> предлагается признать имущественные предварительные договоры.

<5> См.: Меньшенин П.А. Опционный договор на заключение срочной сделки // Право и экономика. 2008. N 5.<6> Там же.<7> По организационному договору стороны обязуются выполнить определенные договором совместные действия, направленные на возникновение иного гражданско-правового обязательства между теми же либо иными лицами и (или) на его исполнение в соответствии с условиями организационного договора.

На наш взгляд, согласиться с подобной позицией нельзя. Для того чтобы признать договор предварительным, недостаточно одного факта предварения заключения иного гражданско-правового договора. По крайней мере следует учитывать правовую природу регулируемых договором отношений. Из предварительного договора всегда возникают организационные правоотношения, которые именуются так потому, что их объектом является организованность иных гражданско-правовых обязательственных отношений. Причем организационные правоотношения могут быть только неимущественными. Из опционного договора возникают отношения имущественного характера.

Нельзя не отметить, что разработчики проекта изменений в Общую часть ГК РФ поставили опционный договор в один ряд с предварительным и рамочным договорами. Об этом свидетельствует и нумерация статей (предварительный договор - ст. 429 ГК РФ, рамочный договор - ст. 429.1 ГК РФ, опционный договор - ст. 429.2), и то обстоятельство, что многие правила об опционном договоре повторяют положения о предварительном договоре, в частности правила о необходимости: 1) заключения договора в течение одного года; 2) согласования всех существенных условий договора, подлежащего заключению; 3) соблюдения формы для договора, подлежащего заключению. Является ли такой подход обоснованным? Думается, что нет.

Возмездность отношений, регулируемых опционным договором, свидетельствует о том, что право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом, является имущественным. Ведь неимущественное право, вероятно, можно оценить, но нельзя приобрести за определенную цену. Здесь же применительно к опционному договору речь определенно идет о встречном денежном или ином предоставлении. Согласно п. 4 ст. 454 ГК РФ общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания и характера этих прав. Представляется, что по опционному договору одна сторона (продавец) обязуется передать имущественное право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом, в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется уплатить за полученное право определенную денежную сумму. Если предварительный договор является таковым по отношению к основному (имущественному) договору, то опционный договор сам является имущественным и его, по аналогии, можно было бы назвать основным. Однако применительно к опциону разработчики поправок в проект ГК РФ избегают термина "основной", что подчеркивает различия в предварительном и опционном договоре.

Из опционного договора возникает обязанность одной стороны передать другой стороне право, а у другой стороны - обязанность уплатить за приобретаемое право определенную цену.

Иными словами, покупается право на акцепт. Для примера приведем распоряжение Мэра Москвы от 30 октября 1997 г. N 45-РМ "О предоставлении опциона на приобретение права заключения договора аренды земельного участка N 9 Московского международного делового центра "Москва-Сити" и об установлении величины выкупа" <8>. В названном распоряжении предмет опционного договора обозначен следующим образом: Правительство продает, а корпорация "ИТОЧУ" (Япония) покупает право на приобретение права заключения договора аренды земли (право аренды) сроком на 49 лет. Следует обратить внимание, что в данном случае продается право на право. Это вполне согласуется с п. 6 ст. 429.2 проекта ГК РФ, согласно которому права по опционному договору могут быть уступлены другому лицу, если иное не предусмотрено опционным договором или не вытекает из его существа. Таким образом, создается вполне легальная платформа для "торговли" договорами, не обеспеченными реальным товаром. Почему-то сразу вспоминается мировой финансовый кризис, причиной которого стала торговля деривативами.

<8> Информационно-справочная система "Гарант".

Итак, акцепт теперь у нас, по сути, становится товаром. Вероятно, когда-нибудь дождемся момента, когда начнут продавать оферту либо право на выдачу доверенности и т.п. Пока представляется достаточно трудным объяснить, почему право акцепта, возникающее из предварительного договора, является неимущественным, а аналогичное право, возникающее из опционного договора, становится имущественным. Практическая целесообразность - это замечательно. Хорошо бы еще, однако, чтобы было приведено научное обоснование нововведениям с позиций отечественной правовой доктрины. Конечно, было бы наивным думать, что те выдающиеся цивилисты, которые входят в состав разработчиков проекта изменений в ГК РФ, предлагают ввести новый гражданско-правовой договор, без всякого научного обоснования. Вместе с тем, на наш взгляд, во избежание ошибок в правоприменительной практике полезным было бы разъяснение разработчиками своей позиции по поводу правовой природы опционного договора.

Хотелось бы также обратить внимание на некоторую непоследовательность при внесении изменений в ГК РФ. В Концепции отмечалось, что в целях более эффективного использования конструкции предварительного договора в ГК следует ограничить круг условий, подлежащих обязательному отражению в предварительном договоре, условием о предмете основного договора и условиями, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение, допустив согласование прочих условий основного договора на этапе его заключения <9>. В принципе эта задумка реализована в проекте ГК РФ. Однако, строя по образу и подобию предварительного договора конструкцию опциона, почему-то приведенные аргументы не нашли своего отражения. В проекте указывается: опционный договор должен содержать существенные условия договора, подлежащего заключению. Через некоторый промежуток времени опять возникнет необходимость сузить круг существенных условий в целях придания "гибкости" опционному договору. Может быть, не стоит дожидаться момента, когда возникнут проблемы?

<9> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2009. 122 с.

В том варианте, в котором опционный договор сформулирован сейчас, он вполне пригоден для оформления отношений по бронированию.

В самом деле, лицо, забронировавшее, например, место в самолете, приобретает за плату право на свой выбор либо заключить договор перевозки пассажира, либо отказаться от него. При этом перевозчик не вправе до определенного времени заключить договор на данных условиях с другим пассажиром. Аналогичная ситуация складывается и при бронировании помещений, например, в гостиницах. Ранее в литературе бронирование квалифицировалось как оказание услуг. Так, услуги по бронированию, равно как и предварительную продажу билетов по договору перевозки пассажиров, М.А. Тарасов предлагает отнести к числу вспомогательных транспортных операций, которые составляют существо исполнения обязательств по бытовым услугам <10>. Однако, как справедливо отмечает В.В. Витрянский, "ни одна из статей ГК РФ, использующих понятие "услуга", не имеет в виду сделать это в отрыве от действия, сводя все именно к "льготам и преимуществам" <11>. Бронирование же представляет собой не действие, а право на заключение договора.

<10> См.: Тарасов М.А. Транспортное право. Ростов: Издательство Ростовского университета, 1968. С. 209.<11> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002. С. 203.

В линейном судоходстве соглашение о бронировании места для груза в целях его последующей перевозки оформляется букинг-нотом, который предоставляет отправителю право выбора заключать договор морской перевозки грузов на заранее оговоренных условиях или нет. В.В. Витрянский отмечает, что "букинговый договор, предметом которого является лишь бронирование места на судне с последующей перевозкой груза, не может признаваться договором морской перевозки груза по коносаменту, поскольку он при отсутствии оформленного коносамента еще не порождает непосредственную обязанность перевозчика доставить соответствующий груз в порт назначения и выдать его получателю, каковым должен быть держатель коносамента... Из букингового договора следует лишь обязанность перевозчика заключить договор перевозки груза по коносаменту, в отношении которого забронировано место на судне" <12>. В этом смысле букинговый договор можно рассматривать как разновидность опционного договора. Однако при этом получается, что традиционно применяемый на практике морской опцион не является опционным договором, а букинг-нот является, хотя никогда не рассматривался в качестве опциона. При таком подходе путаницы не избежать.

<12> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 4. С. 417.

Стоит также обратить внимание на некоторую неопределенность, связанную с определением момента заключения опционного договора. Очевидно, что безотзывная оферта является предложением заключить договор на основании опциона. Что же следует рассматривать в качестве предложения заключить опционный договор? С какого момента возникает право опциона у покупателя? Полагаем, что безотзывная оферта не является одновременно предложением заключить опционный договор и может являться лишь приложением к опциону. Акцепт может быть совершен в письменном виде либо посредством совершения конклюдентных действий.

Резюмируя сказанное, на наш взгляд, следует предложить:

  1. расширить предмет опционного договора;
  2. сузить круг его существенных условий;
  3. более точно определить место опциона в системе гражданско-правовых обязательств, исходя из природы регулируемых им отношений.

Ст. 447-449 ГК РФ + N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»

Заключение договора на торгах регламентируется ст. 447 ГК. Договор заключается между организатором торгов и лицом, выигравшим торги. Организатором торгов может быть как правообладатель, так и специализированная организация. На открытых торгах может участвовать любое лицо, на закрытых — только специально приглашенные лица.

Форма проведения торгов — аукцион или конкурс. Выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цену, по конкурсу — предложившее лучшие условия. Участников торгов должно быть не менее двух, иначе торги признаются несостоявшимися.

Согласно ст. 448 ГК организатор торгов обязан сделать извещение об их проведении не позднее, чем за 30 дней до даты проведения, в котором сообщить:

· место, время и форму торгов;

· предмет торгов и его начальную цену;

· оформление участников и порядок проведения;

· определение лица, выигравшего торги.

Извещение является односторонней сделкой, на основании которой организатор торгов обязуется перед его участниками принимать и рассматривать их предложения.

Организатор открытых торгов вправе отказаться от их проведения в любое время, но не позднее, чем:

· за 3 дня до проведения открытого аукциона;

· за 30 дней до проведения открытого конкурса.

Организатор закрытых торгов не вправе отказаться от их проведения. При нарушении организаторами торгов этих условий они несут ответственность перед участниками в размере нанесенного таким отказом реального ущерба.

Участники торгов обязаны внести задаток в срок, в размерах и порядке, указанными в извещении. Задаток возвращается всем участникам, кроме победителя торгов, который таким образом обеспечивает заключение им договора продажи предмета торгов.

По итогам торгов их организатор и победитель подписывают протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. При уклонении от подписания протокола:

· победитель торгов теряет внесенный задаток;

· организатор торгов возвращает задаток в двойном размере.

Если предметом торгов было право на заключение договора, он должен быть подписан сторонами не позднее 20 дней (иного срока, указанного в извещении) после завершения торгов и оформления протокола. При уклонении одной из сторон от подписания договора другая вправе требовать заключения договора и возмещения убытков от такого уклонения в судебном порядке.

Поскольку договор заключается на основе торгов, его действительность зависит от действительности проведенных торгов. С требованием о признании недействительными результатов торгов могут обращаться в суд не только их участники, но и лица, которым в участии было отказано. Незаконный отказ в участии в торгах также может служить основанием для признания их результатов недействительными.

Источники:

  1. "Мудрый Юрист"
  2. "Студопедия"
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Оцените статью, для нас это очень важно:
Проголосовавших: 1 чел.
Средний рейтинг: 5 из 5.

Оставить комментарий:

Отправить
Последние комментарии:
договор найма...



Обратная связь:
Отправить
Сообщение отправлено.
Мы постараемся ответить Вам как можно быстрее.
Сообщение не отправлено.
Повторите пожалуйста позже.
Закрыть